Что происходит с деньгами во время кризиса? | Блог "HANNA KASH — маркетинг вниз головой"

Куда деваются деньги во время кризиса?

Поделиться:

Этим постом я передаю пламенный привет всем, кто считает, что деньги существуют по закону сохранения энергии. Лента Facebook принесла мне рекламу денежного ретрита, продаваемого под девизом: «в кризис деньги из экономики никуда не пропадают, они перераспределяются, надо найти, куда они перераспределились, и скорее использовать эти возможности». Аргумент — рост онлайн-продуктов во время карантина. При этом почему-то на лендинге говорилось не об экономических механизмах, а о прокачке “денежного мышления” ака работе со страхами и негативными убеждениями. Ничего не имею против психологии, но давайте вместе разберёмся, что происходит с деньгами во время кризиса, и откуда берутся новые возможности, с точки зрения экономики. Сразу предупреждаю, что моё объяснение грубое, схематичное и не учитывает всех нюансов. Механизмы функционирования денег настолько сложные, что нужные кнопки там порой не могут найти даже весьма неглупые люди в правительствах вместе с ведущими мировыми экономистами. Плюс в пост не засунешь учебник по маркоэкономике, да оно и не надо.

Деньги — это не некая абсолютная величина, а средство обмена одних товаров, услуг и прочих ценностей на другие. Чем больше люди производят товаров и услуг и чем больше они ими обмениваются, тем активнее растёт экономика и тем больше в экономике циркулирует денег. Это называется экономический рост. Соответственно, чем меньше люди производят товаров и услуг и чем меньше ими обмениваются — тем меньше. Это называется экономический спад. Сейчас мы наблюдаем, как практически в одночасье перекрестились и умерли не неопределённый срок индустрии ивентов и туризма. Занятые в них люди остались без входящего денежного потока. Поначалу, скорее всего, по инерции, они, сидя запертыми дома в карантине, начали потреблять онлайн-продукты: фильмы, книги, курсы, заказывать что-то через интернет. На этом фоне мы видим, как выросли доходы в инфобизнесе и онлайн-торговле. Но очень быстро эти люди обнаруживают, что накопления стремительно заканчиваются, а новых доходов как не было, так и нет. Когда и в каком виде их деятельность восстановится и восстановится ли — непонятно. И начинают сокращать потребление. Сидящие по домам граждане не ходят в кафе, в обычные оффлайн-магазины за товарами не первой необходимости, в парикмахерские, в кино, театры и на концерты. Владельцы этих бизнесов тоже лишаются входящего потока дохода. А им по-прежнему надо платить зарплату наёмным работникам, аренду и налоги. В свою очередь они, запертые дома, по инерции или, чтобы временно забыться, сначала увеличивают потребление всего, что нам предлагает онлайн, а потом начинают сокращать расходы, меньше покупать или вовсе перестают покупать у других предпринимателей. Они также начинают сокращать людей и те, оставшись без средств к существованию, тоже сокращают расходы. И так по цепочке. Когда закончится “эффект домино” непонятно, что будет завтра — тоже непонятно, люди двумя руками держатся за кэш и очень осторожно относятся к любым призывам его потратить. Потому что опять же не понятно, будет ли возможность заработать завтра. Именно поэтому я отменила у себя  дорогую и длинную 6-месячную программу и ввела формат дешёвых антикризисных блиц-консультаций на ближайшие пару месяцев точно, пока на рынке полная неопределённость, и людям, ну, очень нужен кэш. Подробнее можно посмотреть на странице «Услуги». На фондовом рынке падают акции, так как за каждой акцией стоит конкретное производство или конкретная добыча полезных ископаемых, а также баланс спроса и предложения на них. Растут продажи — растёт стоимость акций. Падают продажи — падает стоимость акций. Инвесторы теряют вложенные в них деньги.

Если государство не вмешивается в эту историю и не начинает раздавать помощь пострадавшим, снижается общий уровень цен и начинается дефляция. Из-за того, что падают цены, компании недополучают прибыль, сокращают производство и работников, домино продолжают падать. Денежная масса, даже если её объем остаётся неизменным, и государство не изымает деньги из обращения, как бы есть, но не циркулирует, потому что люди сидят на кэше и не хотят его тратить. Раскручивается дефляционная спираль. Это нездоровая ситуация для экономики, хотя и довольно редкая. Редкая она потому, что у государства обычно есть финансовые резервы, которые оно начинает выдавать в виде субсидий пострадавшим секторам, стимулируя производство и потребление. Выдача субсидий таит в себе опасность, что бизнесы могут к ним быстро привыкнуть и разучиться шевелиться самим. В результате мы имеем целые сектора экономики, которые годами тянут из государства деньги. Когда имеющихся резервов недостаточно, и в бюджете начинаете расти дефицитная дыра, государство выпускает облигации, то есть, достаёт у людей из-под матрасов кэш и пускает на помощь наиболее пострадавшим, чтобы они быстрее очухались, почувствовали твёрдую почву под ногами и снова начали покупать. Облигации в этот период обычно выпускают под более высокий процент, чем обычно, чтобы как-то простимулировать людей вложить имеющиеся свободные средства, которые, я напомню, они держат обеими руками и на фоне депрессивных настроений не хотят с ними расставаться. Когда этого недостаточно, государство подходит к печатному станку, смотрит на него с опаской, протирает тряпочкой и думает, пора уже его включать или ещё погодить.

Деньги — это просто цифры. После того, как упразднили золотой стандарт, они ничем, кроме нашей веры в них, не подкреплены. (Юваль Ной Харари отлично в Sapiens написал о коллективных мифах, поэтому не буду останавливаться на них подробно. Золотой стандарт, по сути, — тоже коллективный миф, потому что золото — это просто металл определённого химического состава, каким-либо смыслом его наделяет сам человек). В странах вроде нашей, когда число покупаемых и продаваемых товаров, услуг и прочих ценностей снижается, растёт инфляция. Потому что печатный станок проще включить, чем выключить. Государство очень часто, чтобы залатать дыры в бюджете и предоставить помощь пострадавшим, включает печатный станок и тем самым ещё больше увеличивает объём денежной массы. Цены взлетают, раскручивается инфляционная спираль, граждане перестают верить в местные дензнаки и избавляются от них, переводя сбережения в более «твёрдую» валюту. Объём денежной массы (читай, циферек на счетах) снова растёт, а вместе с ней и инфляция. Более сознательные государства, чтобы сдержать инфляцию и не накалять и без того нервную ситуацию, отказываются от соблазна включить печатный станок, чтобы срочно всем сделать хорошо. Вместо этого они делают ставку на то, что вот прямо сейчас да, будет всем плохо, зато потом быстрее станет лучше, и к нынешнему геморрою на голову не добавится ещё и инфляция. У нас в Аргентине традиционно идут по первому пути, поэтому инфляция несколько последних лет держится под 50%. Ещё раз оговорюсь, что этот механизм справедлив для стран, где деньги, в первую очередь, являются средством обмена, а накопления граждане хранят в других валютах. Там, где деньги — и средство обмена и средство накопления (в первую очередь США и страны зоны евро), ситуация несколько иная.

Теперь, откуда берутся возможности во время кризиса. Из изменения в структуре спроса и предложения. Однако эти изменения происходят не одномоментно. Исключение — чрезвычайная ситуация, как сейчас, когда фабрика в Кордобе, которая занимается производством аппаратов ИВЛ, работает в 4 смены. Или моя клиентка Ирина Билык, чей цех шьёт маски на максимальной загрузке. В магазинах смели с полок продукты первой необходимости и товары для занятий спортом дома. Ну, и что дальше? Это разовый скачок продаж. Пандемия закончится, и спрос снова упадёт до нормального уровня.

Человек —  существо в высшей степени приспособляемое и креативное. Благодаря этому он как биологический вид вместе со своими продуктами жизнедеятельности занял почти всю планету. Когда человеку становится плохо, он начинает искать способы снова сделать себе хорошо. Или даже лучше, чем прежде. Когда старые способы делать себе хорошо больше не работают, он начинает искать новые. И, как показывает история, находит. Но человек — ещё и довольно инертное существо. От осознания, что стало как-то совсем плохо до принятия новой реальности и действий по её исправлению проходит время. Иногда несколько месяцев, а иногда и несколько лет. Типичная ситуация «только мы вздохнули полной грудью и расправили крылья и вот опять». Когда в этот процесс (стало плохо — почувствовали  — приняли — начали искать выходы — нашли — рассказали о них другим — другие к ним побежали, читай, начали покупать новые товары и услуги, созданные в соответствии с новой ситуацией — профит, живём дальше) входит сразу большая часть населения — это и есть кризис. Да, вот именно в то место между «стало плохо — нашли новые выходы и рассказали о них другим». Когда экономика снова начинает расти в так называемых «сознательных» странах государство потихоньку допечатывает деньги, чтобы избежать дефляции (напоминаю, что это антоним слова «инфляция», когда цены падают).

Подводя итог. Во время кризиса в сознательных государствах, где налажен честный диалог между правительством и гражданами, во время кризиса есть риск дефляции, а в не очень сознательных  — инфляции. Ни то, ни другое для массового сознания не есть гуд. В несознательных случаях государство во избежание народных недовольств включает печатный станок, случается скачок инфляции, что усугубляет кризис и отодвигает срок выхода из него. При этом возможности во время кризиса действительно появляются, и многие действительно их увидят. Но не сразу. И не сразу за счёт естественных процессов обновления рынка смогут ими воспользоваться, а месяцев эдак через несколько. А то и лет.

В вопросе “Где деньги, Зин?” есть 3 составляющие. Особенности и ограничения рынка, особенности и ограничения бизнес-модели, особенности и ограничения картины мира предпринимателя в его голове. Со всеми тремя составляющими можно и нужно работать. Ограничения рынка — научиться обходить, использовать себе на пользу или просто понять и простить. Ограничения бизнес-модели — снимать путём её изменения или тоже понять и простить, если проблемы и риски от смены бизнес-модели реальнее, чем потенциальные возможности. Особенности и ограничения картины мира в голове — чинить вместе с психологом или тоже понять и простить. Работа с психологом вообще сейчас очень кстати, чтобы привести себя в ресурсное состояние.

Я ни в коем случае не умаляю важности третьего компонента, с ними важно и полезно работать в любом случае и в любые времена, не только в кризис, но игнорировать или недооценивать первые два — в корне неверно и просто опасно. Даже если вы прокачаете “денежное мышление” и снимете все страхи и ограничения, ждать, что на вас сразу же после этого прольётся денежный дождь, наивно и утопично. Адекватная картина мира и связь с реальностью помогут вам увидеть возможности, когда они появятся, и вовремя ими воспользоваться. Но вы это сможете сделать не раньше, чем вам позволит рынок, и не раньше, чем вы подгоните свою бизнес-модель под новые условия. А на это нужно время. От нескольких месяцев до нескольких лет.

Сохранить в Pinterest

Что происходит с деньгами во время кризиса? | Блог "HANNA KASH — маркетинг вниз головой"

 

Подпишитесь на обновления блога, чтобы получить запись вебинара «Большие циклы рынка: как оседлать волну и оказаться в нужное время в нужном месте»

Что не так с идеальными личными брендами в социальных сетях?
Какой будет жизнь после коронавируса и карантина?
comments powered by HyperComments
Поделиться:

Category: Бизнес, Тенденции, Ценообразование

Метки: , , ,

03.04.2020
Консультант по стратегическому маркетингу для предпринимателей, малого бизнеса и стартапов. Автор блога "HANNA KASH — маркетинг вниз головой"